Школа Даля
 



Глава 8. Уход

§ 1. Уход праведников

Есть ли различия между тем, как уходит человек праведной жизни и человек, который в своей жизни грешил? Нам думается, что разница есть. Это подтверждается и некоторыми наблюдениями.

Когда смерть уже совсем близко, больному часто становится легче. Проснувшись утром, больной чувствует себя бодрым, почти здоровым. Ум становится яснее, исчезают все боли, беспокойство и страх. Иногда врачи и родственники ошибочно думают, что больной начал выздоравливать. Но это не выздоровление.

Наступает момент, когда уход уже предрешён и близок. Организм прекращает борьбу за жизнь и обретает покой. По сути, это последний подарок Господа умирающему – светлый и радостный день с родными. К вечеру такой больной может спокойно заснуть, а утром уже не проснется.

Учёные изучавшие феномен жизни после жизни, отмечают, что верующие имели видения чаще, чем неверующие, что эти видения были светлее именно у верующих.

Об этом сказано и в Библии (Откровение Иоанна Богослова 14, 13):

«Блаженны мертвые умирающие в Господе… они успокоятся и дела их идут за ними».

Как правило, люди праведной жизни не боятся смерти. Всю свою жизнь они трудились ради других и заботились о других. Поэтому свой уход они воспринимают естественно, как логическое завершение своей земной жизни.

Все люди уходят по-разному. Этот уход может быть легким, но может быть и очень трудным. Архиепископ Херсонский и Таврический Иннокентий, описывая смерть праведников и грешников, подчеркивает это различие:

«Тихая и непостыдная кончина есть такое благо, к достижению коего можно отказаться от многих удовольствий жизни. Но тот, кто работает греху и служит страстям, должен знать заранее, что если он не исправится, то сие благо для него потеряно; что под конец жизни, при разлуке души с телом, его ожидают не покой и услаждение, а скорбь и муки. Смерть грешников люта, говорит слово Божие. Те, кто были при кончине людей праведных, видели, что они не умирают, а как бы засыпают и отходят с миром куда-то от нас. Наоборот, смерть грешников мучительна». [3]

Чем ближе человек к природе, тем меньше он боится своего ухода. Часто хорошо умирали крестьяне. Они верили в Бога, трудились на полях, помогали другим, воспитывали достойную смену. Конечно, не обходилось и без греховных поступков. Но они каялись и старались их не повторять.

В их жизни был смысл. И эту жизнь они проживали не зря. Свой уход они воспринимали, как завершение дел на Земле, поэтому и уходили легко.

Часто легко и спокойно умирали ученые, которые посвятили свою жизнь науке. Легко уходят люди семейные, для которых семья – не просто ячейка общества, а смысл жизни.

Священник Сергий Булгаков пережил клиническую смерть во время операции. Позже он описал свои переживания в «Автобиографических записках». Вот что он пишет:

«После страшной муки адского горения, которое было как бы хождением по мытарствам, в котором вскрывались жгучие раны души… прохлада и утешение проникли вдруг в огненную пещь моего сердца… Я вдруг почувствовал, как ничто не отделяет меня от Господа, ибо я искуплен Господом… Небесная, невыразимая на человеческом языке радость исполнила все мое существо… И в тот же миг я почувствовал, как… все, связанное любовью и заботой с сердцем моим… все мои любимые… от меня отделились, куда-то отошли, я умер и оказался за гранью этого мира.

Во мне все светилось особенной радостью. Явилось сознание, что живы и близки одинаково все – и живые, и умершие. Я всех духовно чувствовал с собою… вызывал к себе, как бы ощупывая, духовно лобызал давно, давно умерших, так же как и живых, и была для меня также свобода от чувства места…

Надо всем же царило присутствие Божие. Навсегда я познал, что есть только Бог и милость Его, что жить надо только для Бога, любить только Бога, искать только Царствия Божия…» [3].

Иногда к праведным людям в такие моменты являются святые, чтобы успокоить их.

Церковь часто называет уход праведников из земной жизни не смертью, а успением. То есть, смерть похожа на сон, с той лишь разницей, что при переходе человек засыпает в одном мире, а просыпается в другом. Нормальный переход – это простое и спокойное погружение в приятный, иногда и блаженный, восстанавливающий силы сон.

Однако лёгкость перехода ещё ничего не говорит о будущей судьбе Души. Легкий переход – это милость Господа в трудное время жизни. Солнце тоже равно светит всем людям, хорошим и плохим. Но определение Господа все ещё впереди и все ещё скрыто от ушедшего. Зависят ли переживания жизни после жизни от того, исповедовал человек какую-то религию или нет? Может быть, все эти его переживания связаны с его религиозным опытом, это своего рода фантазии на вечную тему ада и рая?

Учёные установили, что подобные переживания могут быть различными в зависимости от вероисповедания пережившего этот опыт. Однако не зафиксировано ни одного описания ада или рая, чем-либо напоминающие привычные картины, описанные в религиозных учениях. Напротив, многие лица подчеркивали, как непохож их опыт на то, что они представляли себе в соответствии с их религиозными взглядами.

Одна женщина рассказывала:

«Я всегда слышала, что когда умираешь, то сразу видишь и рай, и ад, но я не видела ни того, ни другого».

Другая женщина, пережившая не телесный опыт после жестокой травмы, говорила:

«Странная вещь! Согласно моим религиозным представлениям, я всегда думала, что в минуту смерти вы оказываетесь перед прекрасными жемчужными вратами. Но тогда я просто парила вокруг моего собственного физического тела, вот и все! Это было совершенно неожиданно».

Однако интересен и другой факт. Существует масса рассказов людей, не придерживавшихся никаких религиозных верований до пережитого ими. Их рассказы по содержанию не отличаются заметным образом от рассказов людей верующих.

В нескольких случаях встречались люди, которые были когда-то религиозными, но впоследствии, ещё до предсмертного опыта, отошли от религии. После пережитого ими, их религиозные переживания вернулись с ещё большей глубиной.

Другие говорили, что, хотя они и читали некоторые книги религиозного содержания, например, Библию, они никогда не понимали многих вещей, о которых читали до тех пор, пока не пережили предсмертного опыта.

Таким образом, подобные переживания не зависят от вероисповедания человека, а также не зависят от того, верующий человек или нет.

§ 2. Уход грешников

Человек, потративший всю свою жизнь на поиски материальных благ и удовольствий, ни разу не подумавший ни о Боге, ни о собственной душе, счастья так и не находит. Также около него нет людей, по-настоящему любящих его. Уход такого человека, озлобленного на всех и вся, часто бывает очень трудным. К уходу он не готов, поэтому и умирает в отчаянии и страхе.

Человек, переживший временную смерть, мог видеть духов, ожидавших его. Эти духи должны были воздать ему за те страдания, которые он доставил другим людям. После возвращения к жизни, такой человек, как правило, менял своё поведение в лучшую сторону. О таких видениях написано в одной из христианских книг:

«Перед кончиною завеса, скрывающая невидимый мир, приподнимается уже рукою смерти, и умирающий видит то, что незримо для всех прочих, окружающих его. Праведные, уходящие с миром, видят хорошее, светлое и обретают мир и покой душевный… иногда при умирании праведников бывает свет, аромат, воспринимаемые всеми присутствующими…

А что увидит нераскаянный грешник? Что может предстать ему из духовного мира, кроме духов злобы, с которыми он при жизни вошел в невидимое, но тесное содружество? И сейчас они встретят его, чтобы взять то, что принадлежит им, в свое всегдашнее общество, в тьму кромешную». [3]

Архимандрит Пантелеймон так пишет о грешниках: «Перейдя в загробный мир, все они ясно и в деталях увидят свои грехи на земле. Их будет мучить совесть, которая после смерти станет очень ясной. Их также будут мучить желания, к которым привыкла плоть во время земной жизни, так как удовлетворить их больше нельзя. Они не стремились к духовному, а теперь поздно; и их будет мучить отдаленность от Бога и близость злых духов». [3]

Тяжело страдал перед смертью Вольтер. Он жаловался: «Я оставлен Богом и людьми». Обращаясь к Богу, он просил ещё полгода жизни и обещал стать лучше.

Страшные картины ада видел умирающий Талейран: «Я страдаю, о Боже!»

Такие видения – это последний шанс, который даёт Господь для грешного человека. Это Его призыв понять, что жизнь прожита неважно, и что нужно обратиться к Богу с молитвой. Покаяние и мольба о прощении может успокоить измученную Душу и облегчить её участь.

Конечно, нельзя достоверно знать про человека, грешен он или нет. Скорее всего, это должно быть внутренне самоощущение. В любом случае, у человека, который редко задумывается о последствиях своих поступков, меньше шансов покаяться в них, особенно если смерть приходит к нему внезапно.

Иногда человек может почувствовать, что он действует не по своей воле, как будто кто-то всё делает его руками, что он ведом тёмными силами. Внутреннее его состояние может быть одно, а внешне нечто или некто заставляет вести себя совсем иначе.

Тёмные силы заставляют человека делать не то, что свойственно его природе, не то, что естественно его положению, а то, что нужно этим силам. Чтобы определить такое влияние, надо просто остановиться на секунду и спросить себя: «Конкретно мне – это нужно? Это принесет пользу не только мне, но еще и людям? Не приношу ли я вреда кому-то? Не торможу ли кого своими действиями, мыслями, желаниями?» Анализ и еще раз анализ.

Если в основе действий человека лежит эгоцентризм и эгоизм – это всегда повод задуматься над вопросом: «Это мое личное несовершенство или это внедренные в меня программы?»

Если человек не может справиться с таким состоянием и чувствует, что катится вниз, то лучший и правильный выход для него – уйти в монастырь, чтобы не исполнять роль искусителя.

Поддаться на искушение – это слабость. Слабость можно исправить и Господь в этом человеку поможет. А вот быть искусителем, даже не ведая, что творишь, это отнимать у Господа его детей, то есть травить не только собственную Душу, но и другую Душу. В монастыре же человек ограничен в своих контактах. Его жизнь подчиняется физическому труду и молитвам. Спасая свою Душу, он спасает и Души других, которых не успел искусить.

§ 3. Уход ребёнка

Уход близкого человека всегда приносит горе, но особенно трудно бывает родителям, потерявшим ребенка. «Почему он, а не я?». «Он был так молод, он только начинал жить». Родители могут считать Бога несправедливым и обвинять Его в жестокости.

Если уход пожилого человека ещё как-то можно объяснить, то уход ребёнка объяснить практически невозможно. Не помогает даже расхожая фраза, что Господь забирает лучших.

Можно посмотреть на эту проблему философски. Если бы со смертью тела, жизнь прекращалась навсегда, то смерть молодого существа была бы не только несправедлива, но и бессмысленна. Но бессмыслицы в нашем мироздании нет, а волю Бога нам знать не дано.

Тема взаимоотношений родителей и детей – это отдельная тема для обсуждения. Мы хотим обратить ваше внимание лишь на несколько моментов.

До 14 лет ребёнок полностью зависит от родителей, как энергетически, так и материально. Он практически не несёт ответственности за свои поступки. Этот факт даже отражён в законодательствах многих стран, где уголовная ответственность за некоторые тяжкие преступления начинается только с 14 лет.

И только по достижении 14 лет ребёнок полностью отвечает за свои поступки. Говоря словами эзотерики, ребёнок, начиная с этого возраста, попадает под действие Законов Кармы. Все его поступки хорошие или плохие, будут иметь определённые последствия.

До 14 лет ответственность за ребёнка несут родители. И если ребёнок уходит из жизни до 14 лет, то с большей степенью вероятности можно сказать, что его уход – это серьёзное предупреждение для родителей, своеобразный толчок к пересмотру своих ценностей, особенно духовных. Нужно внимательно проанализировать свою жизнь и постараться понять, может быть вы что-то делаете неправильно? А сможете ли вы это понять и принять – целиком зависит только от вас.

С 14 лет ребёнок – полностью самостоятельная личность. И за свои поступки теперь отвечает только он сам.

В 1919 году, во время гражданской войны, один писатель встретился с вдовой, недавно потерявшей своего единственного 12-летнего сына. Его поразило спокойное отношение матери к её потере, и она рассказала ему о том, как это произошло.

Сын тяжело заболел, и был момент, когда мать поняла, что ребенок умирает. В отчаянии она вспомнила про великого старца иеромонаха В., жившего в монастыре, на краю города. Она нашла старца в церкви, бросилась к нему и стала умолять его спасти её ребенка. Старец ответил: «Я могу его вымолить. Но возьмешь ли ты на себя все те грехи, которые совершит твой сын потом? А вдруг он станет разбойником или душегубцем?»

Эти слова поразили её и открыли ей то, о чем она раньше никогда не думала. Мать мальчика и старец несколько минут молча, как бы испытывая, смотрели друг на друга. Потом старец ушел в алтарь, а она вернулась домой, где застала мальчика уже мертвым. Женщина закончила свой рассказ словами: «Эта смерть дорогого для меня существа раскрыла для меня двери вечности. Вот почему я так спокойна. Я поняла милосердие Бога». [3]

Часто дети знают, что они умирают. Иногда они говорят об этом не боясь. Во время болезни дети становятся более серьезными, как бы сразу повзрослевшими.

Многие люди, видевшие, как умирают дети, рассказывают, что у детей, как и у взрослых, черты лица незадолго до ухода принимают выражение покоя.

Доктор Кюблер-Росс считает это состояние покоя признаком, предвещающим близость ухода. Дети в это время могут видеть уже умерших, особенно тех, кого они любили.

Однажды сидя у постели тяжелобольного ребенка, она разговаривала с ним. На свой вопрос часто получала ответ: «Нет, мне теперь хорошо, папа и Петя ждут меня». Оказалось, что отец и брат больной девочки умерли раньше.

Есть много и других подобных сообщений. Дети часто видели, что их ждут родные и всегда только те, кто уже умер. В последние часы своей жизни они никогда не видели, чтобы их встречали ещё живущие на Земле родственники.

Медицинские сестры, работающие в детских больницах, рассказывают, что дети перед смертью часто беседуют с уже умершими родными или близкими.

Описаны случаи, когда дети видели уже ушедших людей, о смерти которых ещё не знали. Кроме родных, они могут видеть других умерших детей, с которыми они играли, а также ангелов-хранителей. Детям это помогает ознакомиться с местом, куда они идут.

У тяжелобольных детей, в возрасте от двух до семи лет, бывают эпизоды выхода души из тела не только при умирании тела, а иногда и раньше, например, в полузабытьи и во сне. В одном из медицинских журналов описан следующий случай. Девочка, после нескольких эпизодов выхода из тела, рассказывала, как хорошо было все то, что она видела. Её маме это не нравилось. Наконец, девочка рассказала отцу, как она встретила брата, и какой хорошей была их встреча. Кончив рассказ, она добавила: «Только ведь у меня никогда не было брата». Её отец начал плакать и сказал ей, что у нее действительно был брат, но он умер за три месяца до её рождения, и они никогда не говорили ей о нем.

Больные дети обычно очень боятся одиночества. Они просят маму или медсестру не уходить. А потом вдруг ребенок говорит маме с заботливостью взрослого человека: «Мама, пойди домой, отдохни, я теперь не один». Может быть, ребенок видит ушедшего отца или брата и знает, что они ждут его и помогут ему.

Если мать или отец больного ребенка уже ушли, можно сказать ему, что они ждут и встретят его.

Иногда случается, что родители старались ни на минуту не оставлять больного ребенка одного, но он ушёл, когда они отлучились на короткое время, а их известили из больницы по телефону. Родители будут чувствовать себя виноватыми – ребенок был покинут в самое трудное для него время. Вы можете облегчить их горе, объяснив, что он ни на секунду не оставался одиноким, что он все время был окружен заботой и любовью.

Как и чем можно облегчить горе родителей? Как это ни трудно, горе нужно принять и изжить. Другого пути нет. Обо всём этом мы могли прочитать в предыдущей главе.

В одном из сборников статей доктор Кюблер-Росс приводит рассказ одного старого и мудрого человека. Двухлетний мальчик, его внук, утонул в бассейне соседа. Тело отвезли в покойницкую ближайшей больницы. Через 24 часа после смерти ребенка старик посетил родителей мальчика. Его сын и невестка сидели за столом, курили и молча смотрели на стоявшие перед ними стаканы остывшего кофе. Они буквально онемели от горя и сидели неподвижные и без мыслей. Пришедший понял, что происходит, и обратился к ним: «Ребенок в морге. Отнесите туда одежду и оденьте его. Сами оденьте, не поручайте другим». Родители послушались, и это было началом изживания их горя. [3]

Облегчить горе родителей может искреннее сочувствие и теплая задушевная беседа, особенно если родные смогут понять истинный смысл ухода ребенка. Им наверняка станет легче.

§ 4. Момент ухода

Думая об уходе, мы чаще всего представляем себе процесс оставления Душой тела, как какой-то короткий момент или мгновение. Конечно, переход может быть и моментальным. Однако при естественном уходе, когда больной или старый человек умирает в своей постели, этот процесс занимает какое-то время. В христианской литературе тоже пишется не о моменте, а о часе смертном.

Нужно понять, что переход – не момент, а процесс, занимающий некоторое время. До какой-то стадии перехода Душа иногда может вернуться в тело.

Людям, находящимся вблизи умирающего, нетрудно увидеть, что этот переход уже начался. Тело стало неподвижным, дыхание прекратилось. Многие видят, что лицо умирающего стало спокойным и серьёзным, даже когда больной умирал в состоянии депрессии и раздражения Последние стадии терминальной болезни могут принести тяжкие страдания. Обычно в последние часы и даже дни земной жизни страдания прекращаются. Боль исчезает, и все неприятное уходит.

Ученые-медики, изучавшие феномен жизни после жизни, описывают три стадии перехода:

  1. Потеря зрения.
  2. Потеря чувствительности, включая потерю способности чувствовать боль.
  3. Полное расслабление с прекращением дыхания, кровообращения и регистрируемой мозговой деятельности.

Когда вы стоите рядом с умирающим, вы ясно можете почувствовать, что происходит что-то невидимое и необъяснимое.

Когда переход уже очень близок, в сознании умирающего постепенно тускнеют картины земного мира и на их место приходят картины другого мира. Восприятие и мысли становятся яснее, а чувства острее. Человек все ещё в этом мире, но он видит что-то новое, вам недоступное. В богословской литературе это называется «духовным зрением».

При умирании духовное зрение часто открывается ещё до перехода. Все ощущения земного мира постепенно слабеют и угасают.

Одновременно начинают восприниматься образы тонкого мира, с каждой минутой всё реальнее и ярче.

Это тоже своеобразный дар Господа. Он показывает умирающему, что мир, в который человек вступает, также реален как и земной. И что не нужно бояться ни этого мира, ни перехода в него.

Доктор Кюблер-Росс сообщает, что больничные сиделки часто слышат разговоры умирающих стариков со своими ранее умершими друзьями.

В одном случае умиравшая вдруг сказала своей сестре: «О, как их много: там и Фред и Руфъ… что они там делают…» Она ещё не знала об уходе Руфи, скончавшейся неделю тому назад.

Душа покидает тело, когда оно ещё живет. Об этом пишут многие, в том числе и один православный богослов в «Сергиевских листках» 1930 – 1931 годов. Вот его слова:

«Тело ещё борется со смертью, а Душа уже свободна, она уже вне тела и парит вблизи… Это объясняет те не редкие случаи, когда Душа, в форме земного тела, появляется вдали от тела своим любимым людям. Душа умирающего стремится к близким, и тогда муж может ощутить присутствие любимой жены или мать – присутствие сына, умирающих в это время вдали от них. Это происходит перед наступлением смерти». [3]

Сознание умирающего постепенно отрывается от нашего мира. Слабеет зрение, слабеет слух, всё вокруг становится неважным и неинтересным. Внимание всё больше обращается к новым образам. Человек видит и воспринимает что-то нездешнее. Он уже примирился и готов покинуть этот мир и перейти в другой.

Книга Мертвых советует в это время не бороться, не стараться что-то делать, а спокойно наблюдать, как умираешь, и ждать появления света. Христианство советует молиться. При спокойном ожидании и наблюдении не будет никакого страха.

В то же время чрезмерные эмоции родных могут помешать человеку тихо и спокойно перейти в вечность.

Есть сообщения, что больные, несколько раз возвращенные к жизни усилиями врачей, просили больше не делать этого. Они видели, что «там» хорошо, и они просят отпустить их.

Одна из умиравших просила больше не молиться о её выздоровлении. Несколько раз дыхание её останавливалось, но её возвращали назад к жизни. Наконец пришел день, когда она попросила родных перестать молиться за неё. Родные перестали молиться о сохранении её жизни, и она скоро умерла.

Сам переход неощутим и безболезнен. Если смерть наступила в результате тяжелой травмы, то человек может испытывать мгновенную боль. Сознание сразу отключается. Боль быстро исчезает и появляется чувство парения и лёгкости.

Некоторые люди слышат легкий шум в голове, звон колокольчиков или тихую музыку. Может быть мимолетная потеря сознания, но затем вдруг человек начинает очень ясно воспринимать окружающее, но уже совсем по-иному.

Иногда первым ощущением бывает выход души из тела. Доктор Кюблер-Росс пишет, что все мы, умирая, почувствуем отделение нашего бессмертного «Я» от его временного дома – физического тела. Одна из умиравших женщин сказала: «Я выхожу, а тело – пустая оболочка».

Иногда переход настолько незаметен, что человек может некоторое время не понимать, что происходит. Он все ещё продолжает считать себя живым. Некоторые слышат, что врачи объявляют его мертвым, но его сознание это не фиксирует. Поэтому в первые минуты мысль о собственном уходе в голову не придет.

Через какое-то время он начнет замечать, что происходит что-то странное. Он не стоит на земле, а парит в воздухе, видит в стороне, отдельно от себя свое собственное тело… и постепенно приходит мысль: «А не умер ли я?»

Иногда может прийти минутный страх или чувство одиночества, но они быстро проходят. Одиночества в другом мире нет. Его встретят ранее ушедшие родные и близкие. Очень скоро появится его ангел-хранитель, который может сказать: «Я помогал тебе до этой стадии твоей жизни, а теперь я передам тебя другому».

Доктор Кюблер-Росс в одном из своих докладов сказала: «Мы не можем быть одни: ангелы-хранители, «помощники», умершие любимые, бывшие с нами при жизни на земле, встретят нас и помогут нам. Все мы пройдем через это. Это должны будут пережить все люди. Эти ощущения появляются тогда, когда уже нет никаких признаков жизни». [3]

Человек, переступив порог, видит людей, слышит их слова, может попытаться помочь им или что-то сказать, но скоро убеждается, что его не замечают. Войти в контакт с живущими он не может.

После перехода меняется не только отношение души к окружающему. Какие-то изменения происходят и с ней самой.

В мифах Древней Греции Харон перевозил умершего через реку забвения – Лету, и, вступая в царство теней, умерший забывал всё, что случилось с ним за время земной жизни.

Теперь мы знаем, что это не совсем так. Всё вечное и главное сохраняется, но Душа теряет интерес ко всему материальному и земному. Этому есть много свидетельств. Душа, вышедшая из тела во время клинической смерти, смотрит на это тело и на то, что с ним делают без каких-либо эмоций.

Доктор Кюблер-Росс тоже говорит о таком угасании эмоций. Не только умерший теряет интерес к окружающему, но и люди, бывшие вблизи него, тоже иногда теряют эмоциональную связь с ним. Кюблер-Росс часто присутствовала при уходе детей. «Я была близка к моим больным, – говорит она, – и через минуту после их смерти я больше не чувствовала к ним ничего, это была только пустая оболочка. И они больше не нуждались во мне. Любимого больного в теле не было». [3]

Когда человек понимает, что он умер, он ещё не знает, куда идти и что делать. Некоторое время его Душа остается вблизи тела, в знакомых ей местах. Согласно христианскому учению первые два дня Душа сравнительно свободна. Потом она перейдет в иной мир, но в эти первые минуты, часы и дни она может посетить дорогие ей места на Земле и людей, бывших ей близкими.

Человек скоро начинает видеть, что у него все ещё есть тело, хотя несколько другое, чем то, которое он покинул. Некоторые видели себя в их обычном земном облике, иногда в более молодом возрасте. Почти все воспринимали своё новое тело, как нечто неосязаемое и нематериальное. Его трудно описать. В новом теле исчезнут все физические недостатки. Люди, которые в земной жизни были слепыми, снова обретут зрение. Глухие снова начнут слышать.

Душа сохранит всё то, что достойно для сохранения. Останутся и все её основные качества и индивидуальные черты. В другом мире человек будет развиваться в том направлении, которое он начал на Земле – к добру или злу.

Непосредственно после перехода личность имеет тот же уровень сознания, как и при умирании тела. Но её рост будет идти с большой силой.

Об этом пишет архиепископ Лука: «Наш внутренний трансцендентальный человек, освобожденный от уз плоти, может достигнуть высшего познания всего сущего во всей его широте, глубине и долготе. То, что непостижимо земным умом, станет понятно озаренному Христовым Светом трансцендентальному сознанию внутреннего человека». [3]

§ 5. Внезапный переход

Душа может покинуть тело внезапно в результате аварии или несчастного случая, а также под влиянием сильных эмоций. Часто уход провоцируется внешним воздействием на психику человека – угрозой или внушением.

Сильное и неожиданное переживание может привести к моментальной смерти. «Умер от испуга» – не только оборот речи. На войне солдат может умереть в момент близкого разрыва снаряда, не получив никаких повреждений. Человек может также уйти из жизни в приступе глубокого горя или даже при неожиданной большой радости, в момент любого мелкого, но острого ощущения, связанного с опасением или ожиданием чего-то неприятного.

Один из таких случаев описывает доктор Раймонд Моуди. Его пациент, крепкий мужчина средних лет, получал раз в неделю внутримышечные инъекции. Их можно делать безболезненно, вкалывая иглу в момент шлепка ладонью по ягодице. Шпепок не сильный, должен быть очень острым и коротким. Боли нет, но от неожиданности больной может вздрогнуть.

Его пациент уже получил две или три такие инъекции, но каждый раз был беспокоен, ожидая этого безобидного укола. При его последнем визите к врачу, получив укол, он упал ничком на пол без дыхания и без пульса. Доктор в тревоге бросился поворачивать его на спину, чтобы делать сердечный массаж, но он вдруг вздохнул, и через несколько минут они уже мирно и посмеиваясь беседовали о происшедшем. Доктор не придал всему этому никакого значения – простой обморок.

Через два дня доктор уехал в месячный отпуск. Следующую инъекцию делал его заместитель. Произошло то же самое, что и после предыдущей инъекции. Больной упал, но на этот раз к жизни уже не вернулся.

В книге «Откровенные рассказы странника» описан следующий случай. Крестьянский обоз подъехал к проточному пруду с ледоходом. Молодой крестьянин захотел выкупаться и начал раздеваться. Его отговаривают, не пускают. Он вырывается. «Ах так, ну вот тебе!» – и, шутя, обливают его холодной водой из ведра. Он вскрикивает: «Ах, как хорошо», – спокойно ложится на землю и умирает. Вскрытие причин смерти не установило. [3]

Мишель Монтень в первом томе своих «Опытов» описывает такой случай. Шла война короля Фердинанда со вдовою венгерского короля Иоанна. В битве при Буде немецкий военачальник Рейшах увидел вынесенное из схватки тело какого-то всадника, который сражался на глазах у всех с отменною храбростью. Рейшах решил узнать, кто же всё-таки этот всадник. С убитого сняли доспехи. Обнаружилось, что это его собственный сын. Все вокруг него начали плакать. Он же не промолвил ни слова, не проронил ни слезы. Выпрямившись во весь рост, он так и стоял с прикованным к мертвому телу взглядом. Сила его горя была так велика, что он, оцепенев, упал на землю замертво.

Если говорить об ощущениях, то внезапный переход происходит также как и обычный, мирно и спокойно.

Большинство людей умирает после длительной терминальной болезни. Постепенно угасая, человек имеет время подумать, понять и в какой-то степени подготовиться. Как правило, при внезапном переходе у Души не бывает времени, чтобы подготовиться к нему. Люди, верящие в Бога и в бессмертие души, боятся скоропостижного ухода. Они боятся не столько самого ухода, сколько ухода Души из тела без покаяния, без молитвы, без примирения с Богом.

М. Лодыженский пишет в своей книге «Свет Незримый»:

«Предсмертное состояние человека и самый момент его смерти являются для него наиважнейшим переживанием из всего… Смерть – это, в своём роде, главнейший экзамен человеку… насколько его мировоззрение осмыслило самый факт смерти… сделало его легким или даже радостным…» [3]

Нужно поблагодарить Бога, если переход не застал нас врасплох, и нам было дано время подумать и приготовиться.

§ 6. Самоубийство

Есть ли какие-то отличия в переживаниях тех, кто умер естественной смертью, и тех, кто покончил жизнь самоубийством?

Можно сказать, что переживания самоубийц, возвращенных к жизни на земле, носили далеко не радостный характер. Мужчина, покончивший с собой после ухода любимой жены, попадает в такие ужасные условия, что не находит слов для их описания.

Как сказала одна женщина, «если вы покидаете этот мир со страдающей душой, ваша Душа будет страдать и там». Это говорит о том, что конфликт, который человек пытался разрешить путем самоубийства, остается и в жизни после жизни, но появляются новые трудности. В другом мире он уже ничего не сможет сделать для решения своих проблем, и, кроме того, ему приходится видеть трагические последствия совершенного им.

Один человек, подавленный уходом своей жены, застрелился, «умер», но потом был оживлен. Он рассказывает: «Я не попал туда, где была моя жена. Я попал в ужасное место… Я немедленно увидел, какую ошибку совершил… Я подумал, – я хотел бы, чтобы это не было сделано мною».

В результате своих действий самоубийцы испытывают сильные страдания. Своим поступком они причинили горе другим. Они плачут, просят прощения у тех, перед кем они виноваты, но их не слышат.

Другие, испытавшие это неприятное состояние, говорили, что им казалось, что они обречены на долгое пребывание в таком положении. Они говорили о том, что самоубийство – большое несчастье, которое сопровождается жестоким наказанием. Наказание за то, что человек преждевременно захотел освободиться от исполнения определенного жизненного предназначения.

По мнению Канта, самоубийство есть действие, противоречащее Божественному, действие против своего Создателя. Господь, как любящий Отец, обеспечил своих детей всем необходимым – природой, жилищем, едой, водой, воздухом, а также определённым телом. Убивая своё тело, человек отвергает дар Господа.

Один человек, который пережил предсмертный опыт во время несчастного случая, говорил следующее: «Пока я был там… я отчетливо ощущал, что есть две вещи, совершенно запрещенные для меня, – убить себя и убить кого-либо другого… Если бы я совершил самоубийство, это означало бы, что я швырнул бы Божий Дар Ему в лицо… Убить кого-либо другого, – означает помешать Божественному замыслу в отношении этого человека».

Святой Фома Аквинат высказывал убеждения, что жизнь есть Божественный дар, и что лишать её есть божественная прерогатива, а не человеческая.

Читать далее: Глава 9. После ухода


Если вы хотите получить больше информации на данную тему, напишите нам: ok@olegdal.ru

Рекомендуем: ОбучениеКонсультация аналитика

Рекомендуем оформить подписку на новости данного раздела. Для этого нажмите на кнопку «Подписаться», расположенную внизу каждой страницы.

 
/home/kievnet/www/site1/public_html/data/pages/books/book2/glava_8._uxod.txt · Последние изменения: 2011/05/15 14:26 (внешнее изменение)
 
Вы можете оставить свои комментарии в разделе "Обсуждение".
Рекомендуем оформить подписку на новости данного раздела. Для этого нажмите на кнопку "Подписаться", расположенную внизу каждой страницы.

Select language:
Приглашаем к online-общению!
Индекс цитирования
Эзотерический портал Живое Знание - место духовного развития и обмена Новым Знанием.